Обжалование судебных актов о продлении срока содержания под стражей в ЕСПЧ до вынесения приговора суда

Прудиус Елена Витальевна

Адвокат г. Москвы

Кандидат юридических наук

117218, г. Москва ул. Новочеремушкинская дом 34-1-116

prudiuse@mail.ru

www.advocatcom.ru

89857650414

ОБЖАЛОВАНИЕ СУДЕБНЫХ АКТОВ О ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ В ЕСПЧ ДО ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА СУДА

В статье анализируется практика Европейского Суда по правам человека по рассмотрению жалоб российских граждан на необоснованность содержания подозреваемых под стражей до приговора суда, а также процедура подачи подобных жалоб. Особое внимание уделяется вопросу необходимости исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты.

Ключевые слова: Европейский Суд по правам человека, Европейская конвенция о правах человека, права человека, заключение под стражу, обжалование, исчерпание внутригосударственных средств правовой защитыэффективность внутригосударственных средств правовой защиты

APPEALING JUDICIAL ACTS OF DETENTION TO THE EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

The article analyzes the practice of the European Court of human rights on complaints of Russian citizens on the invalidity of the detention of suspects prior to sentencing the court and the procedure for filing such complaints. Special attention is paid to the issue of exhaustion of domestic remedies.

В современном мире защита прав и свобод человека перестала быть исключительно внутренним делом конкретного государства. Все большее значение приобретают международные механизмы защиты прав, а декларативность международно-правовых документов сменяется превращением их в эффективные способы защиты прав и свобод человека.

Особое значение среди таких документов имеет Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (далее – Конвенция), закрепляющая целый ряд основополагающих прав и свобод, а также дополнительные протоколы к ней. Данные документы являются основой деятельности Европейского суда по правам человека, представляющего собой ключевой судебный орган, обеспечивающий защиту прав и свобод человека на территории государств, являющихся членами Совета Европы и ратифицировавших Конвенцию. Российская Федерация является участником Конвенции с 1998 г. и, ратифицировав ее, взяла на себя обязательство обеспечивать все конвенционные права и свободы каждому лицу, находящемуся под ее юрисдикцией.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в качестве составной части входят в ее правовую систему [1]. Помимо этого, права и свободы, относящиеся к конвенционным, непосредственно закреплены в Конституции РФ в качестве конституционных прав и свобод человека и гражданина. Тем не менее, закрепление прав и свобод на конституционном уровне и уровне федерального законодательства еще не означает их беспрекословного соблюдения и возможности реализации, в связи с чем ситуация с обеспечением защиты гарантированных Конвенцией прав и свобод человека в Российской Федерации остается удручающей.

Одним из наиболее распространенных и серьезных нарушений конвенционных прав и свобод в Российской Федерации является нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренное ст. 5 Конвенции. Указанное право включает в себя несколько составляющих, среди которых особняком стоит право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. В соответствии с п. 3 ст. 5 Конвенции, каждый законно задержанный или заключенный под стражу по подозрению в совершении правонарушения, а также в связи с наличием обоснованной необходимости предотвращения совершения им правонарушения или сокрытия его от правосудия, незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному законом судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда, которое может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд [2].

Из Руководства по применению статьи 5 Конвенции, разработанной Отделом по проведению исследований Европейского Суда по правам человека, следует несколько принципиальных моментов, касающихся обеспечения права на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда:

— при определении длительности содержания под стражей до суда указанный период начинает течь с момента заключения обвиняемого под стражу и заканчивается вынесением приговора (п. 153);

— непрерывное содержание под стражей может быть оправдано только в том случае, если имеется действительная необходимость защиты государственных интересов, которая имеет превалирующее значение по отношению к требованию уважения права свободы личности (п. 156);

— обязательным условием правомерности непрерывного содержания под стражей является наличие обоснованного подозрения в том, что лицо совершило правонарушение, однако с течением времени указанное условие становится недостаточным и требует от суда пересмотра правомерности непрерывного содержания лица под стражей до суда, заключающегося в том, что суд должен определить, оправдывают ли другие основания, указанные судебными органами, дальнейшее лишение свободы (п. 158-159);

— из прецедентного права Конвенции следуют четыре основные причины для отказа в освобождении под залог, к которым относится риск того, что лицо не явится в суд, а также риск того, что в случае освобождения лицо предпримет действия, препятствующие отправлению правосудия, совершит новые правонарушения или станет причиной общественных беспорядков, причем апелляция суда к указанным причинам должна быть обоснованной, то есть подтверждаться фактическими обстоятельствами (п. 164) [3].

Проблемой российского правосудия является необоснованность содержания под стражей до вынесения приговора суда, которая представляет собой один из наиболее распространенных поводов жалоб российских граждан в Европейский Суд по правам человека. Исходя из обширных материалов соответствующей судебной практики, можно сделать вывод о том, что указанная проблема существует в двух аспектах – содержательном и формальном.

Содержательный аспект проблемы показательно отражен в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 27 ноября 2012 г. по делу «Дирдизов против Российской Федерации», где судебный орган, отметив общую слабость аргументации российских судов, санкционировавших пребывание заявителя в заключении, упоминает следующие недостатки аргументации:

— опора на тяжесть предъявленных обвинений как первичный источник, чтобы обосновать риск, что заявитель скроется от правосудия;

— ссылка на наличие заграничного паспорта заявителя, его финансовые ресурсы и тот факт, что его предполагаемые сообщники находятся в бегах, как на основания для допущения, что заявитель последует их примеру;

— бездоказательное подозрение, что заявитель будет пытаться воздействовать на свидетелей или использовать свои связи в органах государственной власти для препятствования отправлению правосудия;

— отказ от тщательного изучения возможности применения другой, менее строгой, меры пресечения (в частности, освобождения под залог) [4].

Характерно, что перечень, приведенный в указанном постановлении, является далеко не полным. В числе недостатков аргументации российских судов по вопросу заключения под стражу Европейский Суд по правам человека называет также принятие судами решений о нахождении под стражей в отношении нескольких лиц одновременно без аргументации обоснованности изоляции от общества каждого лица в отдельности [5], отсутствие расширения мотивировки судов, выносящих последовательные решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении этой меры при длительном периоде ее применения [6] и т.д.

В свою очередь, формальный аспект проблемы проявляется в таких нарушениях п. 3 ст. 5 Конвенции, как санкционирование содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения «задним числом», вынесение судьей решения о содержании под стражей вне процессуальной формы [7] и т.д.

Вполне очевидно, что признание Европейским Судом по правам человека столь широкого спектра фактов нарушения российскими судами п. 3 ст. 5 Конвенции в части обоснованности содержания под стражей до вынесения приговора суда свидетельствует о наличии в Российской Федерации масштабных нарушений ст. 108-109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ, устанавливающей общие требования как к содержательному, так и формальному аспекту заключения лица под стражу, что недопустимо и может являться поводом к обращению лица, чье право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда нарушено, в Европейский Суд по правам человека.

Из содержания ст. 34 Конвенции следует, что Европейский Суд по правам человека принимает жалобы от любого физического лица или группы лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения государством-участником Конвенции их конвенционного права на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Конвенция в ст. 35 устанавливает условия приемлемости жалобы, к которым, прежде всего, относится исчерпание внутренних средств правовой защиты. Применительно к обжалованию заключения под стражу в российском уголовном процессе исчерпание национальных средств судебной защиты предполагает прохождение следующих этапов:

— обжалование в кассационном порядке постановления городского (районного) суда о заключении под стражу (продлении срока заключения под стражу);

— обжалование в надзорном порядке постановления городского (районного) суда о заключении под стражу (продлении срока заключения под стражу) и кассационного определения суда субъекта Российской Федерации; 

— обжалование постановления городского (районного) суда о заключении под стражу (продлении срока заключения под стражу), кассационного определения суда субъекта Российской Федерации, надзорного постановления суда субъекта Российской Федерации председателю суда субъекта Российской Федерации в порядке надзора;

— обжалование постановления городского (районного) суда о заключении под стражу (продлении срока заключения под стражу), кассационного определения суда субъекта Российской Федерации, надзорного постановления суда субъекта Российской Федерации, ответа председателя суда субъекта Российской Федерации в Верховный Суд РФ в надзорном порядке.

Отсюда следует, что подача жалобы в Европейский Суд по правам человека возможна только после получения окончательного решения Верховного Суда РФ по делу или постановления об отказе в принятии надзорной жалобы для рассмотрения.

Тем не менее, в настоящее время Европейский Суд по правам человека констатирует отсутствие эффективных внутригосударственных правовых средств защиты в России по некоторым категориям дел [8], к которым относятся и дела о необоснованности содержания под стражей до вынесения приговора суда. Так, рассматривая дело «Дирдизов против Российской Федерации», Европейский Суд по правам человека пришел к выводу о том, что ни одна из возможностей правовой защиты, существующих в Российской Федерации, а также ни одно из средств правовой защиты, к которым прибегал заявитель в период содержания под стражей, не представляют собой в рамках настоящего дела эффективного средства правовой защиты. На основании этого, возражение Российской Федерации о не исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты было отклонено [4].

Таким образом, Европейский Суд по правам человека в данном деле посчитал, что заявитель не располагал эффективными внутригосударственными средствами правовой защиты в отношении его жалоб, поэтому, в соответствии со ст. 13 Конвенции, говорить об их исчерпании не следует. Отсюда следует, что если внутригосударственные средства правовой защиты по конкретному делу или конкретной категории дел оказываются неэффективными в целом, лицо, желающее подать жалобу в Европейский Суд по правам человека, не обязано исчерпывать их перед подачей такой жалобы.

Возвращаясь к условиям приемлемости жалобы, следует также заметить, что Европейский Суд по правам человека, в соответствии с п. 2-3 ст. 35 Конвенции, не принимает к рассмотрению анонимные жалобы и жалобы, по существу аналогичные тем, которые уже были рассмотрены ранее, а также необоснованные жалобы и жалобы, заявители по которым не понесли значительный ущерб.

Помимо этого, существует также ряд требований к оформлению и содержанию жалоб, установленных Регламентом Европейского Суда по правам человека, соблюдение которых является строго обязательным.

Вполне очевидно, что процедура обжалования содержания под стражей до приговора суда в Европейском Суде по правам человека не имеет существенных отличий от процедуры обжалования по другим категориям дел, за исключением отсутствия в конкретных случаях необходимости предварительного исчерпания внутренних средств правовой защиты. Такое положение вещей связано с тем, что нарушениям п. 3 ст. 5 Конвенции зачастую сопутствует нарушение ст. 13 Конвенции, устанавливающей право на эффективное средство правовой защиты.

Таким образом, характерная для Российской Федерации необоснованность содержания под стражей до вынесения приговора суда представляет собой одно из наиболее распространенных и серьезных нарушений конвенционных прав и свобод в Российской Федерации – нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренного ст. 5 Конвенции. Указанная проблема, существуя в содержательном и формальном аспектах, является одним из наиболее распространенных поводов жалоб российских граждан в Европейский Суд по правам человека, что следует из практики данного судебного органа. Несмотря на то, что процедура обжалования содержания под стражей до приговора суда в Европейском Суде по правам человека не имеет существенных отличий от процедуры обжалования по другим категориям дел, существенным является тот факт, что в конкретных случаях по рассматриваемой категории дел отсутствует необходимость предварительного исчерпания внутренних средств правовой защиты. Данный факт свидетельствует о несовершенстве российской правоприменительной системы, в сфере принятия решений о содержании лица под стражей до приговора суда отличающейся поверхностностью и формальностью, а также о том, что в указанных условиях лишь обжалование содержания под стражей в Европейский Суд по правам человека способно восстановить нарушенное право на свободу и личную неприкосновенность или компенсировать последствия его нарушения.

Список использованной литературы

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

  3. Руководство по применению статьи 5 Конвенции / Совет Европы, Европейский Суд по правам человека. URL: http://www.echr.coe.int/Documents/Guide_Art_5_RUS.pdf (дата обращения: 15.03.2016).

  4. Постановление Европейского Суда по правам человека от 27.11.2012 «Дело «Дирдизов (Dirdizov) против Российской Федерации» (жалоба № 41461/10). URL: https://68.mvd.ru/document/3156082 (дата обращения: 15.03.2016).

  5. Постановление Европейского Суда по правам человека от 06.11.2007 «Дело «Линд (Lind) против Российской Федерации» (жалоба № 255664/05). URL: https://www1.umn.edu/humanrts/russian/euro/Rlindcase.html (дата обращения: 15.03.2016).

  6. Постановление Европейского Суда по правам человека от 25.10.2007 «Дело «Коршунов (Korshunov) против Российской Федерации» (жалоба 38971/06). URL: http://www.echr.ru/documents/doc/2466199/2466199-001.htm (дата обращения: 15.03.2016).

  7. Постановление Европейского Суда по правам человека от 28.06.2007 «Дело «Шухардин (Shukhardin) против Российской Федерации» (жалоба № 65734/01).URL: http://europeancourt.ru/uploads/ECHR_Shukhardin_v_Russia_28_05_2007.pdf (дата обращения: 15.03.2016).

  8. Кузнецова С.Н. К вопросу об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты в РФ при обращении в Европейский суд по правам человека // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2014. № 3-2. С. 126-129.